Как найти выход из «каспийского тупика»?

Статьи из Казахстана

Как найти выход из «каспийского тупика»?

Сообщение Efimytch » 30 ноя 2010, 03:07

Изображение

Как найти выход из «каспийского тупика»?

Или почему саммиты глав Прикаспийских государств до сих пор никак не разрешат проблему демаркации их водных границ

Юрий СИГОВ, Вашингтон, специально для «Делового Казахстана»

В столице Азербайджана Баку прошел третий саммит Прикаспийских государств, в котором участвовали главы всех пяти стран региона – Азербайджана, Ирана, Казахстана, России и Туркменистана. Поскольку сама идея проведения саммита лидеров стран Каспия тесно была увязана с достижением каких-то конкретных договоренностей по определению статуса этого моря-озера, то многие эксперты заранее высказывали по поводу его организации нескрываемый скептицизм. В чем-то он, безусловно, был оправдан, но результаты бакинского мероприятия оказались на поверку не такими уж безнадежными.

Изображение

В Баку «каспийская пятерка» государств подписала два весьма важных документа – соглашение о сотрудничестве в сфере безопасности и совместное заявление президентов, то есть нечто вроде фиксирующей нынешнее положение дел «рамочной декларации». Также было подписано соглашение по сохранению биоресурсов Каспия (в него включен пункт о запрете вылова осетровых сроком на пять лет) плюс практически полностью согласована конвенция по защите морской среды Каспия.

Если оценить прошедший саммит по конкретным результатам, то, в принципе, ничего «прорывного» в азербайджанской столице заведомо достичь было и нереально. Проблемы раздела акватории Каспийского моря и дальше какое-то время будут оставаться нерешенными. Но тогда невольно возникает вопрос, а нужно ли вообще первым лицам региона встречаться периодически друг с другом, если добиться устраивающих всех договоренностей давно уже не получается?

Как показала бакинская встреча, встречаться и нужно, и толк во всем этом с виду бесконечном процессе все же просматривается. Так, было решено, что в течение трех ближайших месяцев будет согласована позиция всех пяти сторон по ширине национальных зон, каждая из которых составляет 24-25 морских милей. Именно на них будет распространяться суверенитет каждого государства, и это может в конечном итоге стать основой для заключения уже полномасштабного соглашения о делимитации всего Каспийского моря.

Решили пять каспийских президентов сделать отныне подобные саммиты ежегодными: слишком быстро в этом регионе происходят важные изменения, и непростительно долго президенты «каспийской пятерки» не собираются вместе, чтобы подобные накопившиеся проблемы в оперативном порядке решать. Поэтому в Баку договорились, что следующий каспийский саммит пройдет в будущем году в Москве, и не исключено (по крайней мере, главы государств дали конкретные поручения своим подчиненным), что к тому времени может быть подготовлен и сам проект конвенции по делимитации вод Каспийского моря.

Ни для кого не секрет, что Каспийское море, являясь важнейшим стратегическим перекрестком, остается центром многочисленных энергетических международных проектов (причем как нынешних, так и будущих). И все же, несмотря на предпринимавшиеся ранее многочисленные попытки первых лиц выходящих на него государств, оно пока никак не «желает делиться по справедливости», какие бы варианты для этого разными сторонами на переговорах ни предлагались.

Между тем без скорейшего нахождения устраивающего всю «каспийскую пятерку» статус-кво в этом регионе подвешенным останутся не только различные трубопроводные проекты, но и не будет возможности нормально сотрудничать между собой самим государствам Каспия. Поэтому именно эта «каспийская правда жизни» и заставляет глав прибрежных государств вновь и вновь встречаться и пытаться прорвать «территориальную осаду», продолжающуюся уже двадцать лет.

«Я встретил вас, и все былое...»

История «принципиальной неделимости» Каспийского моря довольно давняя, но заниматься ею по-серьезному первые лица прибрежных государств начали сравнительно недавно. Впервые лидеры Прикаспийских стран собирались на свой саммит еще в апреле 2002 года в столице Туркменистана Ашхабаде. Тогда президенты «каспийской пятерки» лишь изложили друг другу свои на тот момент малостыкуемые позиции по вариантам раздела акватории Каспийского моря и ни до чего существенного не договорились. А все свои разногласия они решили с экспертами проработать детально, и встретиться вновь уже в иранской столице Тегеране.

Однако уже тогда стало ясно, что если в преддверии подобных саммитов не будет проведено соответствующей работы на самом высоком дипломатическом уровне, то подобные Каспийские саммиты и дальше будут оставаться лишь комфортной площадкой для приятного общения глав государств, но ни одной насущной проблемы Каспия решено так и не будет. Какая-то подготовительная работа тогда вроде бы была проведена (в основном на уровне заместителей министров иностранных дел), но слишком уж нестыкуемыми оставались позиции сторон на переговорах, а посему и второй Каспийский саммит по этой причине фактически заранее был обречен на неудачу.

Именно так и получилось в 2007 году на второй «каспийской встрече» в верхах в Тегеране.

Тогда излишние и ничем реальным не подкрепленные ожидания некоего «каспийского прорыва» в вопросе статуса моря-озера так ни к чему и не привели. Максимум, что смогли сделать участники саммита – это принять мало к чему обязывающую совместную декларацию, которая лишь очертила общие «нормы каспийского поведения» и регионального взаимодействия на будущее при обсуждении правового статуса Каспийского моря.

Тогда же российские представители, учавствовашие в переговорах, предложили весьма нестандартное определение самого Каспийского моря, которое и по сей день, по мнению авторитетных международных экспертов, на самом деле куда больше запутывает ситуацию, нежели дает хотя бы какие-то шансы для разрешения существующей проблемы делимитации морской акватории. Так вот предложена была следующая трактовка: «Каспий – это не море и не озеро, а водоем, контролируемый прибрежными странами».

Подобное понимание статуса Каспийского моря очень не понравилось Азербайджану, но зато такую формулировку поддержал Иран (который в нарушение прошлых, еще в советских времен договоренностей по Каспию в одностороннем порядке содержит на водоеме свои военные корабли). Правда, Иран на эту критику всегда отвечает прагматично и по-современному: Советского Союза больше нет, что он там с бывшими шахами Персии и Ирана подписывал – нас меньше всего волнует, а поэтому будем теперь на Каспии жить новыми реалиями и по минимуму оборачиваться назад.

Видя, что Иран не просто усиливает на Каспии свое военное присутствие, но и готов оспаривать с помощью силы некоторые потенциально нефтеносные его районы, и другие государства региона стали проявлять повышенную заботу о безопасности своих водных каспийских рубежей. Так, военный флот на акватории Каспия постепенно стал разворачивать Казахстан, для которого транспортные маршруты по доставке нефти и в будущем – природного газа из Центральной Азии через Каспий являются стратегически чрезвычайно важными.

Не отстает от соседей по Каспию и Туркменистан. Он тоже стал закупать военные корабли для «общего водоема», поскольку из-за споров о территориальной принадлежности не может вести добычу нефти на целом ряде морских месторождений Каспийского моря (как с Азербайджаном, так и с Ираном). Понятно, что действия эти больше символические, нежели несущие какую-то реальную угрозу тому же судоходству или добыче нефти и газа. Но, как мне кажется, сам факт достаточно низкой степени доверия государств региона друг другу весьма симптоматичен.

Показательно, что еще в преддверии Каспийского саммита в Баку много говорилось в принципе правильных, но довольно сильно оторванных от реалий слов о необходимости тесного взаимодействия «каспийской пятерки» в регионе. Но «правда каспийской жизни» по большей части возникающих здесь вопросов свидетельствует о том, что в ближайшем будущем общий подход к разделу Каспия странам-соседям выработать хотя и возможно, но все же будет крайне сложно.

К примеру, иранцы продолжают по-прежнему претендовать на 20 процентов каспийской акватории (то есть разделить Каспий на пять равных секторов по одному на каждое выходящее на море государство). В конце концов это не они развалили некогда единый СССР, а то, что Россия в начале 90-х годов не позаботилась о сохранении правого статуса Каспия согласно подписанным ранее Москвой и Тегераном договоренностей – так поезд уже не вернуть. Иран же уверен, что Каспий – это именно море со всеми вытекающими из него «международно-правовыми последствиями», и свой сектор в 20 процентов водной глади и недр Каспия он для себя уже зарезервировал.

При этом замечу, что при всех дипломатических политесах, которые периодически отпускают друг другу главы каспийских государств, иранская позиция ни на йоту не стала более уступчивой за последние несколько лет. А выходящие на Каспий страны некогда единого Советского Союза пока ничего изменить в иранском подходе не в состоянии.

Более того – перед лицом тех же американских угроз, связанных с осуществлением Тегераном национальной ядерной программы, иранская сторона рассматривает расширение своего присутствия на Каспийском море в качестве важного элемента либо участия, либо блокирования всех важнейших энергетических проектов в этом регионе, а также недопущения размещения вооруженных сил США у своих границ.

Кстати, много ожиданий было по поводу встречи в рамках саммита президентов России и Ирана. Присоединившись к международным (а точнее - американским) санкциям против Тегерана и отказавшись поставлять ему зенитно-ракетные системы С-300, российское руководство надолго похоронило в иранских политических кругах к себе какое бы то ни было уважительное отношение (и это при том, какие бы полит-реверансы не отпускали нынче лидеры двух стран при встречах друг с другом).

Вот и в Баку говорили российский и иранский президенты главным образом не о Каспии, а об иранской ядерной программе. Однако, судя по всему, стороны остались по данному вопросу «при своих интересах», то есть ни на какие уступки Западу Тегеран идти не намерен, а собственной атомной бомбой он все равно в ближайшее время владеть будет.

Да и финансовые потери, которые понесла Россия от срыва сделки по ракетам С-300 с Ираном, уже «аукнулись» ей в планировавшихся еще с 2007 года военных сделках с еще одним крупнейшим покупателем вооружения в регионе - Саудовской Аравией. Настороженные срывом сделки России и Ирана, перестраховавшиеся саудиты попросту отказались от возможного контракта с Россией, но зато купили похожую военную технику и оружие у Соединенных Штатов, причем на немаленькие деньги - 60 млрд. долларов.

Что же касается Каспия, то на сегодняшний день юридически разрешены только вопросы об использовании шельфа моря-озера в его северной части, где стыкуются границы Россия, Казахстана и Азербайджана. По этому участку Каспия все основные документы уже подписаны, поэтому там ведется активная разведка и добыча нефти. А зарубежные компании могут без проблем инвестировать в энергетические проекты, осуществляемые этими государствами именно в северной части Каспийского моря, в том числе и по месторождению Кашаган.

Кстати, важно отметить еще вот какой момент. Иран и Россия выступают с единой позицией относительно запрета прокладки любых нефте- и газопроводов по дну Каспия, что абсолютно не улыбается Казахстану, Азербайджану и Туркменистану. Они очень надеются на сооружение магистральных транскаспийских трубопроводов с тем, чтобы энергоресурсы из Центральной Азии кратчайшим путем попадали на европейские рынки.

Стоит напомнить, что до саммита в Баку Россия, Казахстан и Азербайджан подписали соглашение о принципах «справедливости и взаимного уважения интересов» на Каспии, причем к этому соглашению планирует присоединиться и Туркменистан. Но многое здесь будет зависеть от того, как будут складываться дела в российско-туркменских отношениях по газовым вопросам.

Как показывает практика, традиционно Ашхабад по всем спорным вопросам занимает выжидательную позицию (причем достаточно длительное время). И за счет своего подчеркнутого политического нейтралитета стремится не форсировать какие бы то ни было соглашения по существующему на данном этапе на Каспии политическому и правовому статус-кво.

Также стоит учесть, что четыре постсоветские страны, выходящие на Каспий, выразили готовность поделить дно моря, но оставить его акваторию в общем пользовании. Тем самым судоходство по Каспию смогут осуществлять все государства мира, а не только «каспийская пятерка» стран. Иран же пока к этому варианту относится настороженно, потому что «свобода перемещения по Каспию» может закончиться появлением на море американской военной угрозы (по крайней мере, в Тегеране не приветствуют политическое сближение США и России и уж тем более – по вопросу международных санкций против Ирана за осуществление им ядерной программы).

«Отдайте нам наше, а остальное забирайте себе»

В принципе, саммит Прикаспийских стран в Баку еще раз подтвердил, что Иран по-прежнему занимает весьма отличную от остальной пост-советской четверки стран позицию и продолжает настаивать на своем праве владеть одной пятой акватории Каспийского моря, а также его шельфовыми природными богатствами (прежде всего нефтью, на которую также претендуют Азербайджан и Туркменистан). При этом иранские представители неоднократно давали понять на подобных переговорах, что от своей одной пятой Каспия они ни за что не откажутся (в том числе и при разработке нового варианта конвенции по делимитации Каспия, которую планируется подписать на следующем саммите) вне зависимости от того, к каким соглашениям на промежуточном этапе между собой придут другие прикаспийские страны.

При этом иранские представители неоднократно давали понять на подобных переговорах, что от своей одной пятой Каспия они ни за что не откажутся (в том числе и при разработке нового варианта конвенции по делимитации Каспия, которую планируется подписать на следующем саммите) вне зависимости от того, к каким соглашениям на промежуточном этапе между собой придут другие прикаспийские страны.

Главным образом иранцы выражают свое недовольство тем, что в случае раздела моря на национальные сектора по методу так называемой срединной линии, им может достаться всего 0,9 млрд. т условного углеводородного сырья. А это, к примеру, в пять раз меньше, чем Казахстану, в два раза меньше, чем России, и в 4 раза меньше, чем Азербайджану. Естественно, Тегеран такое «справедливое» деление Каспия называет не иначе, как «наглым грабежом», и никаких других вариантов, по которым иранская сторона согласилась бы на подобный раздел Каспийского моря, в реалиях просто не существует.

«Иран намерен получить свои 20 процентов водной территории и недр Каспия, вне зависимости от того, что думают по этому поводу четыре других страны нашего региона. Пусть они делят между собой оставшуюся часть Каспийского моря, как им захочется, но на нашу часть акватории Каспия никаких прав у этих государств быть ни при каких условиях не может», – заявил иранский представитель, отвечающий за переговоры по каспийской «разделительной проблематике».

Понятно, что и Казахстану, и Туркменистану, и Азербайджану, на шельфе которых находятся наиболее перспективные с точки зрения их добычи залежи нефти и газа, хотелось бы как можно скорее урегулировать правовой статус акватории Каспия. И тем самым привлечь зарубежные инвестиции под свои энергетические проекты, в которых есть заинтересованность и в Европе, и в Соединенных Штатах, и в Китае. Но Иран ни на какие компромиссы пока не идет (а то, что он в течение ближайшего года согласился обсуждать новый вариант конвенции, который приветствуют остальные четыре государства Каспия, еще ничего не значит), и фактически пока все еще блокирует любые попытки как-то сдвинуть с мертвой точки «прикаспийский разделительный переговорный процесс».

В принципе, делить «каспийской пятерке» по дну моря-озера есть что. Разведанные запасы нефти здесь оцениваются в 5 млрд.тонн, а природного газа – свыше 8 трлн. кубометров. Помимо же дележки подводных ресурсов Каспия иранцы весьма специфически относятся к давней идее (они ее, кстати, сами же когда-то предложили) по созданию так называемой Организации каспийского экономического сотрудничества.

Москва тогда эту задумку поддержала, а в союзниках здесь у нее традиционно значатся Баку и Астана. Ашхабад, как обычно, еще выжидает, не говоря ни «да», ни «нет». А вот Тегеран при всей своей якобы заинтересованности в региональном экономическом сотрудничестве по-прежнему выражает нескрываемое беспокойство относительно того, что в подобной структуре неизбежно именно Россия станет доминировать. И тем самым (скорее всего) начнет как-то ущемлять иранские национальные интересы (опять-таки подобные опасения иранцев стали еще более небеспочвенными после политического сближения Москвы и Вашингтона и разрыва контракта по зенитным установкам С-300).

К тому же и позиция Туркменистана по возможному «каспийскому разделу» до сих пор четко не определена (что играет на руку «нейтральному туркменскому руководству», но и прочно держит «на крючке» все остальные прикаспийские страны. Напомню, что в течение долгого времени Ашхабад выступал фактически союзником Тегерана и не хотел обсуждать раздел Каспия на национальные сектора по срединной линии. Однако затем отношения между Баку и Ашхабадом стали более предсказуемыми (хотя до полной нормализации там еще многое придется сделать), и вроде бы позиция Туркменистана по Каспию и его разделу стала ближе именно к тройке стран СНГ, нежели позиции Ирана.

Между тем всегда стоит иметь в виду, что Ашхабад и дальше будет проявлять повышенную осторожность в переговорах о разделе Каспия (вне зависимости от того, кто и на каких условиях будет считать его справедливым или «грабительским»). И еще далеко не факт, что туркменское руководство гарантированно станет поддерживать позицию России, Азербайджана и Казахстана в столь щепетильных вопросах, как не только дележ акватории Каспийского моря, но и состояние двусторонних отношений между Туркменистаном и Ираном (в свете тесного газового сотрудничества между этими двумя государствами).

О «Набукко» забывать пока не стоит, даже если этому проекту и дальше будут мешать Россия и Иран

Особую важность Прикаспийский саммит в Баку имел и для будущего многострадального газопровода «Набукко», по которому страны Европы намереваются получать в перспективе природный газ из Азербайджана и Туркменистана. Все разговоры о том, быть этому амбициозному проекту или его все же торжественно похоронят, продолжаются уже не первый год. Но до сих пор никаких конкретных подвижек здесь нет, и пока (несмотря на обещания Евросоюза сдвинуть этот процесс с мертвой точки до конца нынешнего года) не предвидится.

При этом, что показательно, обсуждали в Европе все эти годы все, что угодно: найдется ли под прокладку газопровода «Набукко» достаточно средств у Евросоюза, кто из фирм конкретно получит контракты на ведение работ на Каспии по прокладке трубы и какие конкретно европейские страны станут получать газ из Азербайджана, а потом уже и из Центральной Азии. Вот только забывали в этой ситуации почему-то все переговорщики о том, что Иран в состоянии в любой момент элементарно заблокировать весь проект «Набукко» на корню. И заставить тем самым Европу искать газ для своих нужд в других регионах, а вовсе не на Каспии.

Тут, на мой взгляд, стоило бы сделать небольшой экскурс в совсем даже недавнюю историю. Ранее статус Каспийского моря регулировался двумя межправительственными соглашениями, подписанными еще между Советским Союзом и Персией (Ираном). Одно из этих соглашений было заключено в 1921 году, а второе – перед самым началом Второй мировой войны в 1940 году.

Замечу, что тогда Ирану даже в голову не могло прийти обсуждать какие-то «особые права» для себя на акваторию Каспийского моря. Плюс согласно этим документам Тегерану было попросту запрещено иметь на Каспии не только военный, но даже торговый флот (весь он жестко контролировался тогдашним СССР на Каспийском море, а на побережье Персидского (Арабского) залива за иранцами зорко присматривала Великобритания).

Но когда Советский Союз развалился, ситуация на Каспии резко изменилась. Соответственно, Тегеран сразу же почувствовал себя таким же полноправным участником «каспийского водораздела», как и другие, вновь появившиеся на карте независимые государства. Тогда же иранцы стали во весь голос требовать для себя равные права со всеми другими выходящими на Каспий государствами, укреплять здесь свое военно-морское присутствие и по праву «равных среди равных» требовать пятую часть акватории всего приграничного моря-озера.

Сейчас же ситуация осложняется еще и тем, что помимо 20 процентов всей акватории Каспийского моря, Иран также намерен получить под свою юрисдикцию примерно треть прибрежных вод Азербайджана, где, по оценкам геологов, могут залегать крупные нефтяные месторождения. Баку на это, естественно, не соглашается, и до сих пор непонятно, каким образом этот вопрос будет решаться именно между Азербайджаном и Ираном (и еще не факт, что Баку сможет гарантированно получить поддержку в своих требованиях со стороны других постсоветских прибрежных государств).

Что же касается позиции Соединенных Штатов, то они давно уже поддерживают идею раздела Каспийского моря на национальные сектора по срединной линии. Для американцев стабильный и предсказуемый Каспий достаточно важен прежде всего как зона стратегических национальных интересов и как место работы крупных американских энергокомпаний (во всех странах Каспия, за исключением Ирана). Плюс для Соединенных Штатов Каспийский регион привлекателен на перспективу в качестве источника энергоносителей с приоритетной доставкой их на европейские рынки.

Между тем в Вашингтоне прекрасно отдают себе отчет в том, что для осуществления столь важного для Европы проекта «Набукко» по доставке газа из Азербайджана, а потом и Туркменистана нужно как можно скорее разрешить именно правовой статус Каспия. И даже при условии, что из-за нагрянувшего мирового финансового кризиса Евросоюз временно приостанавливал осуществление проекта «Набукко» (по причине элементарной нехватки денег), сейчас по этому проекту вновь ведутся переговоры. А посему отнюдь не исключено, что проект «Набукко» под дном Каспия все же когда-нибудь запустят.

А посему отнюдь не исключено, что проект «Набукко» под дном Каспия все же когда-нибудь запустят.

Не скрывают своего удивления американцы и по поводу постоянных утверждений об их якобы желании непременно закрепиться на Каспии, да еще притащить туда свои вооруженные силы. И показательно, что больше всего об этом говорят руководители России и Ирана (кто открыто, кто используя завуалированные словесные пассажи). Только если Иран говорит так, явно опасаясь военного столкновения с Вашингтоном и находясь с ним в давней конфронтации, то Москва вроде бы уже больше года, как с Америкой «перезагружается», и пугать «американским присутствием» на море-озере всю «каспийскую пятерку» получается, как минимум, не совсем логично.

Тем временем, как считают ведущие американские эксперты по Кавказу, нерешенность статуса Каспийского моря вряд ли найдет свое разрешение на ближайшую перспективу. А соотвественно, и давно вынашиваемая идея прокладки газопровода из Центральной Азии в Азербайджан, Турцию и далее в Европу под дном Каспия пока имеет крайне немного шансов на практическое осуществление.

При этом вся эта «статусная неясность» играет по большому счету на руку прежде всего Ирану и России, которые выступают (пусть и по разным причинам) против прокладки по дну Каспия альтернативных газопроводов для доставки на рынки европейских стран природного газа из Центральной Азии. А вот Казахстану, Азербайджану и Туркменистану нужно пробивать всеми силами новую конвенцию по разграничению территориальных вод Каспийского моря прежде всего именно по причине очень перспективных возможностей наладить в конце концов новые маршруты для доставки своих энергоносителей на европейские рынки.

В то же время не стоит забывать, что ни Азербайджан, ни Казахстан, ни тем более Туркменистан не намерены нести никаких финансовых расходов по тому же проекту «Набукко». Да и судя по саммиту в Баку, все три постсоветские республики с Россией портить отношения по этому вопросу вовсе даже не планируют.

Ну а пока очень непростые и явно затянувшиеся переговоры «каспийской пятерки» будут продолжаться. А по причине нерешенности территориального статуса Каспия в течение будущего года ни один энергетический проект в этом регионе при любом старании европейцев и американцев будет попросту неосуществим. Зато президенты пяти стран Каспийского региона теперь явно намерены встретиться через год в Москве и добиться там по-настоящему существенного прорыва по дележу Каспия, а не поучаствовать в очередной раз в высокопоставленной фотосессии на берегах Москвы-реки...

ОРИГИНАЛ
Аватара пользователя
Efimytch
Штурман
Штурман
 
Сообщения: 471
Зарегистрирован: 24 апр 2010, 14:00
Откуда: Санкт Петербург
Пол: Мужской

Вернуться в Казахстан

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2

cron